суббота, 11 августа 2012 г.

Действия войск на Кавказе -2008: взгляд из России

Обе стороны практически синхронно и в открытую готовились к возможному вооруженному столкновению. 15 июля начались грузино-американcкие военные маневры «Немедленный ответ-2008»
(Immediate Respons-2008), в которых приняли участие 1000 американских и 1 630 грузинских военнослужащих, в том числе подразделения 4-й пехотной бригады.

День в день с грузино-американскими учениями по другую сторону Главного Кавказского хребта начались маневры «Кавказ-2008» под руководством командующего Северо-Кавказским военным округом (СКВО) генерал-полковника Сергея Макарова. В российских маневрах участвовали около 8 тысяч военнослужащих, главным образом части 58-й армии, 76-й (Псковской) дивизии ВДВ, 4-й армии ВВС, а также внутренние войска МВД и пограничники.




К учениям было привлечено около 700 боевых машин и свыше 30 самолетов и вертолетов. Маневры проводились с целью отработки способов оказания помощи миротворцам в Южной Осетии. После завершения учений «Кавказ-2008» они не остались в районе будущего конфликта, а вернулись в места постоянной дислокации. Например, 76-я дивизия ВДВ вернулась в Псков и не находилась в состоянии готовности к выходу, а уже 8-го числа в 8.00 была поднята по тревоге. Закончились российские и грузино-американские учения также практически синхронно – 30 и 31 июля соответственно.

Как Генштаб ВС РФ потерял управление
войсками, силами и средствами

Министр обороны, Анатолий Сердюков, не обращая внимания на Совбез и Госдуму (которые еще только «рождают» Концепцию национальной безопасности и Военную доктрину не за свой страх и риск, а заранее заручившись устными или, возможно, письменными решениями президента РФ, как Верховного главнокомандующего и премьер-министра), начал решительно реформировать армию 8 августа 2008г.

Настораживает тот факт, что начало реформы 8 августа совпало с днем начала грузинской агрессии. К счастью, для грузинских разведчиков, которые заранее знали, что, выполняя строжайшую директиву министра обороны Анатолия Сердюкова, Главное Оперативное Управление и Главное Организационно-мобилизационное Управление начнут вывозить свое имущество в штаб бывшего Варшавского договора с утра 8 августа. Лучшего момента для внезапного нападения Грузии на Южную Осетию придумать невозможно. Тбилисское руководство ждало не открытия Пекинской Олимпиады, а нарушения системы управления войсками Главного Оперативного Управления. Функционировавшая бесперебойно более 63 лет система оповещения была демонтирована решением заместителя министра обороны по связи. Ситуация 8 августа стала точной копией событий 1941 года.

Реформа, начатая МО Сердюковым, застала Главное оперативное управление и Главное организационно-мобилизационное управление на «ящиках». Большего позора для Генштаба, постоянно кичившегося двойным и даже тройным управлением, представить трудно. В итоге в самый драматичный момент цхинвальской драмы Генштаб, в частности ГОУ и ГОМУ Генштаба РФ, потерял управление войсками. Только 9 августа было восстановлено управление войсками. В этом позоре главными виновниками следует считать министра обороны Анатолия Сердюкова, начальника Генштаба РФ генерала армии Николая Макарова, заместителя министра обороны по вопросам развития автоматизированных систем управления, информационных технологий и связи генерал-майора Олега Эскина. Они лично должны отвечать за потерю управления войсками и за большие человеческие потери.

В настоящее время в оперативном зале Главного оперативного управления, находится мечеть для мусульман, работающих в здании. Водимо, забыты уроки диверсий в Киеве (1941 года), подрывы Кракова, и гибель на параде Ахмата Кадырова (Чечня).

Сильные стороны Российской Армии

Начатая тбилисским режимом в Южной Осетии война стала продолжением масштабных американо-грузинских военных учений "Немедленный ответ - 2008". Однако грузинские генералы и их американские советники из Military Professional Resources Incorporates (MPRI) не ожидали столкнуться с «таким напором со стороны России». Никто не мог подумать, что российская армия так быстро вмешается, пресекая грузинскую агрессию.

Россия имеет сегодня "воюющую армию", то есть Вооруженные Силы, находящиеся в состоянии длительной, почти перманентной (непрерывно ведущейся) войны на Кавказе и Средней Азии, те войска, имеющие успешный боевой опыт. Анализ действий российской армии показал, что она ведет себя достойно и заслуживает всяческих похвал. Достаточно грамотно действовал командующий войсками округа генерал Сергей Макаров. Согласно подписанному в 90-е гг. после первой войны между Грузией и Южной Осетией соглашению о прекращении огня, Россия имеет право держать в регионе миротворческий контингент численностью в 500 человек. А в чрезвычайной ситуации может усиливать свой контингент дополнительно на 300 миротворцев. Решением командующего войсками округа, когда грузины начали свое наступление, до 2-х усиленных рот миротворцев из резерва, входившего в состав 135-го полка и дислоцировавшихся у северного портала туннеля, были подняты по тревоге и выдвинулись через туннель в район Джавы для обеспечения последующего развертывания группировки войск.

Все разведывательные части СПН ГРУ имеют боевую подготовку действий в горах и городских условиях. Российские спецподразделения взяли на себя задачу по нейтрализации грузинского спецназа. По имеющейся информации, именно успешные противодиверсионные действия российского спецназа позволили предотвратить подрыв грузинскими диверсантами Рокского тоннеля – основной магистрали, связывающей Россию и Южную Осетию. Подрыв тоннеля мог бы крайне осложнить операцию – пропускная способность остальных трасс явно недостаточна.

Костяк армейского генералитета, командиры полков, батальонами, ротами, особенно та его часть, которая принимала непосредственное участие в боевых действиях, имеет опыт двух войн в Чечне, боевых действий в Таджикистане. Десантники имеют опыт миротворческих операций. Большая часть офицеров и военнослужащих-контрактников хорошо знают местность, имеют опыт боевых действий в горах, и могут вести контактные бои с противником в городских условиях. Среди военнослужащих есть выходцы и из самой Южной Осетии, в том числе среди офицерского состава. Военнослужащие продемонстрировали хороший дух, хорошие знания тактики и стойкость в огневом бою. Амия действовала по единому плану, несмотря на отсутствие руководства Генштаба.

В данном конфликте, Россия выиграла в стратегическом планировании, в тактике боевого применения действий в горах, мобилизационных возможностях. Российская армия уже имеет несколько боеготовых частей и соединений, которые могут решать задачи проведения миротворческих операций. Они и показали свою достаточно высокую эффективность и умение вести контактные бои в городских условиях и в горах. На Южном Кавказе бесконтактной войны не получилось. В этих условиях штаб 58-й армии сработал блестяще: приказ на выдвижение войск был отдан уже в 4 часа утра 8 августа, в 9 часов утра техника уже двигалась через Рокский тоннель, а к 15 часам российские танки были у Цхинвала. С появлением в зоне боевых действий в Южной Осетии частей регулярной армии РФ для Грузии все изменилось. Американские советники в грузинских Воруженных силах неверно оценили возможности российской армии.
Войска Министерства обороны были представлены: 58-й армией Северо-Кавказского военного округа, 19-ой Воронежско-Шумлинской Краснознамённой мотострелковой дивизией, 429-м мотострелковым полком, 503-м мотострелковым полком, 292 ап, 481 озрп. Всего вооружения: 87 танков, 49 МЛ-ЛБ; 127 БТР-80: 34- БМП/БТР.



42-я гвардейская Евпаторийская Краснознамённая мотострелковая дивизия из Чечни, которая полностью укомплектована контрактниками и является соединением полной боевой готовности, в отличие от 19-й мотострелковой дивизии, в которой контрактниками укомплектован только 503-й полк. В составе 42-й гвардейской дивизии:71-й 72-й гвардейские мотострелковые полки. Всего: 130 танков,350 МП-ЛБ; 200 БМП-БРТ.
20-я мсд (242,255 мсп; 944 сарп, 68 орб - 93 танка, 163 БМП; 94 БТР).
205-я омсбр (28 танков,100 БМП-1; 54 МП-ЛБ; 7 БТР-80; 14- БРМ-1К; 11- БМП-2);
136-я омсбр (32 танков; 100 БМП-1; 12 -БМП-2;54 МП-ЛБ; 14 БРДМ-1к);
135-й отдельный мотострелковый полк (без 2-го батальона, который выполнял миротворческие функции и был блокирован в Цхинвале). На вооружении – 30танков, 60 БПМ-2, 87 БМП-К.
1 орб, 943 орап.

Армия обладает опытом в разрешении сложнейших кризисных ситуаций. В Южной Осетии были сотни добровольцев, донских, терских и кубанских казаков, имеющих боевой опыт в Абхазии. Для усиления войск СВКО высадились: 76-я псковская гвардейская Воздушно-десантная Черниговская Краснознаменная дивизия, а также 45-й разведывательный полк ВДВ из Москвы.
10 обр СПН (3500 чел, 25 БТР; 11 БМП-2); 22 обр СПН (1692 , 25 БТР; 11-БМП-2), а также, батальоны спецназа ГРУ «Восток» и «Запад».
Воздушная группировка Северо-Кавказского военного округа: 4 армия ВВС и ПВО, 368 шап, ВТА, разведывательная авиация.
Группировка ВМС в составе: ракетного крейсера Черноморского флота «Москва», сторожевого корабля «Сметливый», малого противолодочного корабля «Касимов», «Поворотино», «Суздалец», ракетного катера на воздушной подушке «Мираж», БДК-65 «Саратов», БДК- 64- «Цезарь Куников», БДК «Ямал», морского тральщика «Жуков» и «Турбинист», 810-й полка морской пехоты ЧФ.

К числу положительных моментов армии относится высокая маршевая подготовка, которая позволила на максимальной скорости, в короткие сроки нарастить группировку войск. 58-я армия повторила бросок 11-й армии ПрибВО (1200 км за двое суток в августа 1969 года в Чехословакию). Правда, без воздействия противника. В этих условиях армия действовала быстро, смело и решительно. Данные о продвижении российских войск сеяли непонимание в грузинских штабах и панику со стороны противника.

Ответные действия российской стороны серьезно затрудняло то, что единственная автодорога Владикавказ – Цхинвал (167км) имеет крайне ограниченную пропускную способность. В этой войне большинство потерь наши войска понесли, выдвигаясь в колоннах, при выдвижении к Цхинвалу.



А переброска подкреплений по воздуху была невозможна из-за активного противодействия грузинской ПВО. Длительное выдвижение армейских колонн к Цхинвалу через узкое горло Рокского тоннеля и необходимость спешного сосредоточения значительного количества войск из различных регионов создали впечатление медлительности российского командования. Российские генералы были вынуждены вводить силы в бой по частям, но переломить ситуацию с ходу не удавалось. Тем не менее, за сутки группировка РФ была увеличена почти вдвое. Быстрота и успешность их реакции и действий оказались неожиданными не только для грузинского руководства, но и для Запада, а также для некоторых пессимистически настроенных отечественных наблюдателей. За трое суток на изолированном и крайне сложном по природным условиям операционном направлении была создана весьма мощная группировка сил и средств, способная к эффективным действиям, и нанесению быстрого поражения численно не уступавшей группировке грузинской армии.
К началу 8 августа грузинские войска превосходили российских миротворцев и армию Южного Кавказа более чем в 20 раз. К утру 9 августа российские войска в Южной Осетии состояли из 4 тыс. человек, более 100 единиц бронетехники, ее поддерживали не менее 100 единиц ствольной артиллерии и более 20 систем залпового огня, из которых половина – тяжелые системы типа «Смерч» и «Ураган». К воскресенью общая численность российской группировки в Южной Осетии была доведена примерно до 10 -15 тыс. человек (включая 350 миротворцев). В составе группировки - 1894 бронеобъекта (290 танков, 509 МТЛБ, 562 БТР-80; 533 БТР/БМП), плюс 2,5 тыс. югоосетинская армия, 5000 армия Абхазии. По численности российская армия в 1,3 раза превосходила грузинскою армию, а по соотношению бронеобъектов – в 4,3 раза. Шансов на успех в бою с такой силой у грузин не было ни малейших.
Хорошо зарекомендовали себя в боевых действиях две роты чеченского спецназа ГРУ Генштаба ВС РФ «Восток» и «Запад». В прямом бою, несмотря на то, что грузинские войска были подготовлены по натовским стандартам, эффективнее действовали российские спецназовцы. Им удалось блокировать и вытеснить одну из частей грузинского спецназа. Подразделение действовало на улицах города, успешно выбивая и нейтрализуя группы противника, включая спецназ и корректировщиков огня.
В распоряжении России были неистощимые людские и материальные ресурсы. В отличие от Грузии, Россия имела анклавы осетинского и русского населения в Южной Осетии, в то время как грузинам приходилось воевать на чужой, враждебной им территории. Война была понятна военнослужащим, 90% население России полностью было согласно с решением правительства о проведении миротворческой операции. Российская армия грамотно обращалась с пленными и была вынуждена поставить под охрану военнослужащих грузин, предотвратив от самосуда осетинского населения.

Военные способности российского человека выше, чем аналогичные способности грузин. Даже в первый день 8 августа российские миротворцы оборонялись более результативно, невзирая на численное превосходство грузинской армии. При примерно равном уровне вооружения и боевой подготовке возможные потери грузинской армии были значительно больше, поскольку тактические задачи в российской армии решались значительно быстрее.
Российские войска, прежде всего спецназ и ВДВ, показали свою боеспособность, применив на деле боевой опыт проведения спецопераций. Россия смогла за 5 дней группировкой ВВС разгромить всю военную инфраструктуру и авиацию грузинской армии, уничтожила их тяжелое вооружение и крупные вооруженные формирования. В течение 5 дней взяты под контроль основные коммуникации Восточной Грузии.

К сожалению, у России нет союзников, которые бы обладали экономическим потенциалом и смогли бы разделить с ней бремя военной мощи, как это делают государства Западной Европы. Судя по всему, члены ОДКБ оказались не готовы к «братской помощи». Следует отметить, что в течение всей операции российская армия была связана рядом политических ограничений, препятствовавших применению тяжелого вооружения по населенным пунктам, что, в частности, серьезно ограничивало возможности контрбатарейной борьбы.
После полудня в районе города началось развертывание российских сухопутных подразделений – первые ВМГ (войсковые маневренные группы) вышли к Цхинвалу и вступили в бой. Тогда же сложилось и «разделение ролей». Бои в населенных пунктах вели местные ополченцы и добровольческие формирования, российские войска вступали в бой лишь в случае появления более-менее крупных сил грузинской армии, которые были ополченцам «не по зубам». Кроме того, Россия взяла на себя подавление грузинской артиллерии, а ВВС России начали наносить удары по тыловой инфраструктуре Грузии.
Операцией в Южной Осетии Россия продемонстрировала: первое - она показала, что ее армия способна осуществлять успешные операции, в чем сомневались многие зарубежные наблюдатели. Второе - русские показали, что могут побеждать натренированные американскими советниками силы. И третье - Россия показала, что США и НАТО находятся не в той ситуации, чтобы вмешиваться в конфликт в военном плане.

По данным западных СМИ, ссылающихся на источники в Пентагоне, в Вашингтоне признали, что были не готовы к такому обороту событий. «Продвижение (российских) вооруженных сил (в Южной Осетии) было более чем ожидаемым, но они появились раньше, чем мы думали», - заявили представители американского военного ведомства. А неожиданно быстрая реакция российских военных на события в Грузии, возможно, уменьшила шансы успешной внезапной атаки на Иран. Российская армия не только сохранила свою боеспособность, но и доказала всему миру то, что она может успешно бить противника, вооруженного по последнему слову техники и обученного инструкторами из США. После этой войны вырос авторитет российской армии в России. Мне кажется, в мире вырастет тоже. Естественно, что армия сыграла консолидирующую роль для Северного Кавказа, потому что в последнее время были серьёзные проблемы у России на Кавказе.

Анализ действий Российской армии в Кавказской войне

Но с концептуальными, доктринальными и тактическими взглядами на структуры, оперативной стратегии и тактики Вооруженных Сил следует поспорить. По крайней мере, она обнажила слабые стороны. Появился повод хорошо подумать, не повторятся ли подобные вещи при сохранении прежней концепции безопасности. Следует признать, что по оперативному и боевому обеспечению, технической оснащенности армия не очень готова к таким конфликтам.

При анализе действий российской армии к недостаткам можно отвести: отсутствие объединенных командований (у американских вояк они уже более 20-ти лет); недостаточная группировка ГЛОНАСС; действия военной разведки, которая не смогла своевременно проинформировать руководство страны о концентрации грузинских войск; отсутствие информационных войск; отсутствие у 58-й армии армейской авиации и вертолетов (именно поэтому танки шли баз прикрытия армейской авиации и вертолетов, тактических и оперативно-тактических десантов); несвоевременное поступление данных разведки (РЭБ, радио, космической); нестыковка морских и топографических карт. Россия не использовала средства радиоэлектронной борьбы для подавления средств ПВО Грузии. В течение первого дня не было преимущества авиации, отсутствие авианаводчиков в войсках позволило грузинским РСЗО и артиллерии и в течении 14 часов (!) беспрепятственно вести огонь по Цхинвалу. Причина одна - оперативные группы ВВС не смогли выделить в общевойсковые соединения и части по 2-3 человека без параллельного развертывания КП и ЗКП, поэтому не смогли реально управлять авиацией. Автору этих строк приходилось лично решать подобную проблему при организации управления в противодесантных операциях.

Традиционно слабыми сторонами российской армии, насколько можно судить, остаются действия ночью, разведка, связь и тыловое обеспечение, хотя в данном случае, ввиду слабости противника, эти недочеты не сыграли существенной роли при ведении боевых действий.



Средства артиллеристской разведки Сухопутных Войск оказались полностью неадекватными. Серьезной причиной недостаточно эффективного подавления грузинской артиллерии, быстро менявшей позиции и стрелявшей не побатарейно, а единичными орудиями, было то, что задействованный комплекс «Зоопарк» оказался не предназначен для действий в зоне конфликта и пресеченной местности, а также в условиях недостаточного технического снабжения и малой обученности личного состава. Артиллерийские удары грузинских войск, как правило, не были выявлены (пресечены) своевременно. Топографическая привязка средств поражения и разведки не была налажена, часто использовались спутниковые навигационные системы иностранного производства как единственные средства.
Конфликт показал сохраняющуюся ключевую роль артиллерии в наземных операциях, а также острую необходимость усиления внимания к вопросам контрбатарейной борьбы. «Умный» снаряд «Краснополь» идеально подходит для применения из 152-мм самоходной пушки «Мста-С». Для того чтобы поразить одним снарядом, к примеру, вражеский танк в движении на удалении в 20 с лишним километров, необходимо этот танк увидеть и подсветить его лазерным лучом. Найти и указать цель может разведывательная группа или летательный аппарат-разведчик, в том числе беспилотный. Классическая артиллерийская разведка просто не умеет работать в глубоком тылу противника. Ее стихия - прифронтовая полоса. Разведчиков-спецназовцев, умеющих действовать в тылу, не учат работать в тандеме с артиллеристами, стреляющими «Краснополем». БПЛА, способных выискивать вражеские цели и подсвечивать их лазером, нет даже в перспективе.



В войсках 58-й армии устарелые конструкции танков Т-62 и Т-72 составляют 60- 75 % от общего количества танков. Были, конечно, еще танки Т-72БМ, но и установленные на них комплекты "Контакт-5" уже не держат так называемые тандемные кумулятивные боеприпасы, которые есть в арсеналах грузинской армии. Если дневные прицелы на стрелковое оружие, разработанные более 30 лет назад, с большой натяжкой можно назвать современными, то ночные прицелы не выдерживают никакой критики. Они "слепнут" от вспышек выстрелов и видят всего на несколько сот метров. Инфракрасные осветители увеличивают дальность наблюдения и прицеливания, но очень демаскируют машину. Наши старые танки не имели ни GPS, ни тепловизоров, ни системы опознавания «свой–чужой».До сих пор мотострелки, десантники и разведка ездят на броне (так безопаснеее), потому что машина не защищена от подрывов фугаса и бронебойных снарядов, выжигающих все изнутри. В колоннах – все те же БМП-1, и у них тонкая броня, примитивные прицелы и приборы наблюдения. «Алюминиевые танки» ВДВ БМД-1 тоже считаются устаревшими. С бронетранспортерами такая же безрадостная картина. Лишь изредка мелькали машины, оборудованные экранами и дополнительной броней.

Отрицательное влияние на армию оказали длительное участие армейских подразделений в контртеррористической операции в Чечне, Ингушетии, Дагестане, в силу чего, приобретенные тактические навыки, приемы и методы прочесывания оказались неэффективными при столкновении с хорошо обученными вооруженными бойцами грузинской армии. Отмечались случаи попаданий в «огневые мешки» грузинских войск. Российские части обстреливали друг друга, не имея возможности определить свое точное местонахождение. Военнослужащие 58-й армии признавались, что иногда пользовались американской GPS. В противном случае корректировать огонь приходилось при помощи оптических приборов образца 1960-1980-х гг. Например, дистанционное зондирование земли с того же спутника-шпиона не применялось только потому, что не было приемников.



В ходе боев отмечались недостаточная организация взаимодействия между танковыми и мотострелковыми подразделениями. Повсеместно в боях отмечалось слабое взаимодействие между артиллерией и танкистами, артиллеристами и разведчиками. Отмечалась недостаточная поддержка боевой авиацией действий сухопутных войск. Практически отсутствовала армейская авиация. 58-й армией не применялись воздушные десанты и вертолетные подвижные отряды минирования для воспрещения отхода грузинских войск. Воздушный десант численностью 300 человек был проведен силами абхазской армии.

Анализ действий ВВС и армейской авиации России

ВВС России были задействованы лишь в ограниченной степени. На ближайших авиабазах располагала двумя полками штурмовиков Су-25, полком бомбардировщиков Су-24, эскадрильей истребителей Су-27, тремя эскадрильями вертолетов. Это было связано с политическими ограничениями: не подвергались атакам объекты инфраструктуры, транспорта, связи, промышленности Грузии, органы государственного управления республики.

Очевидна острая нехватка в ВВС России современного высокоточного оружия, прежде всего, со спутниковой системой наведения «Х-555», ракет фронтовой авиации «Х-28» (дальностью -90) и «Ч-58» (дальностью 120км). Основным ударным оружием нашей авиации, как встарь, остаются обычная бомба и неуправляемая ракета.
Уничтожение Ту-22 грузинской ПВО продемонстрировало неэффективность тактики боевого применения российских ВВС. Имея подавляющее превосходство в силах, налеты проводились малыми группами по 2-4 самолета. Это значит, что ВВС не могут обеспечить надежного поражения указанных целей, не обеспечивают прикрытие ударных машин самолетами РЭБ, не выделяют специальных самолетов для уничтожения обнаруженных средств ПВО. А главное – подвергают большому риску пилотов. Это азы боевого применения ударной авиации, которые проходят в академиях. Также совершенно очевидно, что разведка, несмотря на многолетнее противостояние на Кавказе, не сумела выявить возможности ПВО Грузии.

Подавить организованную систему ПВО на цхинвальских высотах можно в кратчайшие сроки, учитывая ограниченные размеры этой территории. Но для этого налеты россияне должны были бы проводить крупными авиагруппами. Авиация плохо взаимодействовала с сухопутными силами – иначе ликвидация грузинских позиций на цхинвальских высотах заняла бы еще меньше времени, а пехота понесла куда меньшие потери. Единственная магистраль Гори – Тбилиси так и не была полностью перерезана, и по ней хоть и с потерями, но продолжалось снабжение и отступление грузинских войск.



Аппаратура РЭБ и СПО Су-24М признана неадекватными к ведению боевых действий в горных условиях и противостоянию современным средствам ПВО отечественного (советского) производства. Выучка экипажей Су-24М и МР признана неудовлетворительной, особенно в области штурманских задач и навигации.
Действия самолетов специальной авиации и вертолетов РЭБ/РТР признаны грамотными, но комплекс оборудования Ан-12ПП признан устаревшим и не действующим против типовых РЛС и средств оповещения и связи советского производства (не-экспортных). В войне, были задействованы 2ДРЛО А-50. Оценка действий самолетов ДРЛО: относительно высокая эффективность основных бортовых комплексов самолета ДРЛО А-50 в условиях горной местности, удовлетворительная выучка экипажей и операторов, низкая надежность отдельных элементов бортового оборудования при длительной эксплуатации, устаревшая и неэффективная система связи с сопровождаемыми и направляемыми бортами, полное несоответствие нормативам технического и специального обслуживания техническим и обслуживающим персоналом на местах временного базирования (переброски).

В целом операция подтвердила высокую выучку личного состава и технического состава ВТА, а также высокую надежность самих ЛА, которые все же нуждаются в срочном ремонте (модернизации). Особенно отмечается отсутствие (моральное устаревание) средств защиты самолетов и вертолетов ВТА. В связи с этим предлагается оснастить определенное (малое) количество Ил-76 и минимум 2 Ми-26, имеющих наиболее высокий ресурс, современными средствами защиты и современной СПО с целью обеспечения выполнения задач десантирования (доставки) личного состава и грузов на ВПП непосредственно в зоны конфликта. Остальные самолеты ВТА такой модернизации не подлежат и должны составить «второй эшелон».

В целом командование ВВС грамотно спланировало и провело операцию и полетные задания доставки военной техники, грузов и личного состава ВДВ и Сухопутных Войск в зону конфликта. Успешному проведению военно-транспортных операций также способствовало успешное и инициативное прикрытие движений и ротаций ЛА и средств (личного состава) рутинными действиями, последующими за запланированными ранее учениями Берлинского военно-транспортного полка по десантированию в Псковской области в рамках обеспечения проведения мероприятий боевой подготовки ВДВ, проведенных 7/8-го авг.
Практически полное отсутствие БПЛА. В составе нашей группировки находился, как минимум, один комплекс беспилотных летательных аппаратов среднего класса. Речь идет о модернизированных беспилотниках «Пчела». Вес механического насекомого около 140кг. Радиус действия - 60км. Продолжительность полета 2 часа. «Пчелы» эффективно применялись в первую и вторую чеченские кампании. К сожалению, из-за сравнительно небольшого ресурса техника физически износилась. В настоящее время ресурс аппарата увеличен до 150 полетов.
Авиация потеряла четыре самолета, подтвержденные спутниковой системой международного поиска и спасения КОСПАС-САРСАД. Использовать дальний стратегический бомбардировщик Ту-22М для тактической разведки было крайне неразумно. Это просчет разведки ВВС. Правительство должно отменить решение Промышленной комиссии 2006 года, и заказать уже с этого года строительство фронтовых и тактических БПЛА.
По итогам войны, следует признать, что решение министра обороны 1998 года о выводе армейской авиации из состава вида ВС РФ (Сухопутных войск) оказалось неудачным и его следует отменить. Война на Кавказе показала, что полки армейской авиации, напрямую подчиненные командующему объединением ВВС, который (при отсутствии отделов авиации общевойсковых армий) фактически не смог планировать летный ресурс, ежесуточно ставить задачи полкам и эскадрильям в интересах мотострелков. Сомнительно, что это возможно при перегрузке систем связи потоком заявок от пехоты. Видимо, поэтому армейская авиация в войсках 58-й армии не участвовала в оперативно-тактических и тактических десантах. Управление авиацией затруднено и тем, что в воздушных армиях ВВС и ПВО, центральном аппарате ВВС, специалистов по применению армейской авиации нет вообще. После ухода квалифицированного руководящего состава управлений и отделов авиации, кошмаром стали управленцы из авиации ПВО, которые в настоящее время стали "специалистами" по боевому управлению вертолетными подразделениями. Не вина людей, проходящих службу в штатах ВВС и ПВО и не знающих специфики СВ, что они не готовы планировать применение и управление приданной (поддерживающей) авиацией. В частности это четко проявилась в прошедшей операции 58-й армии. Нынешнее руководство ВВС с трудом справляется со своей обязанностью. Необходимо принимать кардинальные решения для улучшения ситуации с армейской авиацией.
ГЛОНАСС даже в "грубом" исполнении в грузино-осетинском конфликте не использовался. Мы уступали грузинской армии в том, что у них была автономная система координат целей. У нас подобной системы нет. Главная проблема – отсутствие необходимой космической группировки и приемников ГЛОНАСС.

Анатолий Цыганок,
руководитель Центра
военного прогнозирования,
кандидат военных наук,
член-корреспондент
Академии военных наук






Комментариев нет:

Отправить комментарий